СОВЕТСКИЙ ЭКРАН

МЕТРОПОЛИС

А. Татарова



А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я
   
Метрополис   "Метрополис" - одна из последних, может быть, даже последняя немецкая картина с установкой на художественность выполнения, на открытие новых путей кинематографии, фильма, в которой основным девизом - "искусство для искусства".

"Уфа", а с ней, следовательно, и вся немецкая кинематография, переходит на производство дешевых фильм, которые должны, по предположению немцев, заполнить Европу и принести громадные барыши "Уфе". Германская кинематография американизируется, и не позволит себе в будущем тратить по полутора лет и по несколько миллионов марок на выпуск одной картины, как она тратится сейчас, на "Метрополис".

В Ней-Бабельсберге, в немецком Голливуде, вся жизнь разбита на два основных интереса: кипят, копошатся с утра до ночи сотни артистов и статистов с Мурнау во главе.

- Это "Фауст" - картина, которая близится уже к концу и поэтому меньше уже захватывает Ней-Бабельсберг. И вторая фильма, захватывающая кино-городок -"Метрополис"


Содержание картины

В верхнем этаже грандиозного небоскреба, в своем кабинете сидит Джон Фредэр, правитель утопического гигантского города Метрополиса. Рука Фредэра покоится на магической пластинке из синего металла, благодаря которой правитель парализует и приводит в движение гигантский город. Чудовищная пропасть лежит между ним и еще горсточкой имущих и рабочей массой, заполняющей девять десятых поверхности земного шара.

Рабочие лишены воли, лишены индивидуальности, они - части машин, они так же бездушны, как электрическая энергия.

Сын повелителя Метрополиса - Фредэрсен любит девушку Марию, которая из христианских побуждений стремится к улучшению жизни рабочих. Фредэрсен под влиянием Марии обменивается платьем с рабочим Георгием и становится вместо него на работу. Вскоре он всей душой постигает трагедию социального неравенства и поднимает восстание среди рабочих. Сложнейший организм города техники разбит, разрушены все машины, но вместе с ними гибнет и город-великан Метрополис.

Но социальная тема сценария гибнет также в немецкой картине. Рабочие, машины, капиталисты, даже восстание, служат только новым фоном для разыгрывания старых любовных сцен.


Как ставит фильму Фриц Ланг.

У каждого режиссера свой метод работы, свой подход к фильме. Но люди ателье делят режиссеров на две категории: на спокойных и на темпераментных.

Когда Любич снимал сцены осады Бастилии для "Мадам Дюбарри" он так увлекся, что испугал статистов и чуть было не сорвал съемку. Отнюдь не революционно настроенный режиссер, остатками охрипшего голоса от всего сердца возбуждал толпу статистов:

"Вперед, вперед! Долой проклятых буржуа! Стреляй, ребята…"

Когда кончилась съемка, Любича знобило, он сидел в углу опустевшего ателье и плакал самыми натуральными, не кинематографическими слезами. Он бредил:

- Я знаю, эта сцена выйдет не так, как я хотел, они не возьмут Бастилии.


Мурнау входит в ателье тихими шагами. Он полон философских рассуждений и колоссального терпения. Он часами объясняет и репетирует один поворот Фауста, или Маргариты, он никогда не выходит из себя и всегда ясно видит заранее намеченную линию картины. Такие режиссеры, как Мурнау, никогда не бранятся, не волнуются, очень редко ошибаются и зато очень редко вдохновляют актера.

Фриц Ланг работает по системе и Любича, и Мурнау одновременно. Бесчисленное количество раз он репетировал каждую сцену "Метрополиса". Все роли были им проработаны с актером до мельчайшей подробности. Но когда наступили съемки, он казался одержимым. Он жестикулировал, метался, бранился, целовал актеров и операторов, если сцена хорошо "крутилась". Ночью, едва волоча ноги, он приходил в контрольную камеру и, дрожа от волнения, ждал результатов. И если они не удовлетворяли его, он ломал стулья и клялся, что это его последний фильма. Коллеги Ланга убеждают его по окончании фильмы отправиться лечиться в санаторий.

"Санаторий? - отвечает Ланг, - да, об этом стоит подумать. В санатории, я, по крайней мере обдумаю мою новую картину, У меня, знаете, такие идеи, что я уже из-за них начинаю страдать бессонницей".

«Советский экран» № 22, 1927 год


 
[Советский Экран] [Как они умерли] [Актерские байки] [Автограф] [Актерские трагедии] [Актеры и криминал] [Творческие портреты] [Фильмы] [Юмор] [Лауреаты премии "Ника"] [Листая старые страницы]


Referer: videos tags best