Актерские байки

Николай Рыбников

Stolica.ru


 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я

Николай РыбниковТВОРЧЕСКАЯ ВСТРЕЧА С ПРАВИТЕЛЬСТВОМ

В самом начале шестидесятых за городом проходила встреча Н. С. Хрущева и правитель­ства с творческой интеллигенцией. В числе при­глашенных были три семейные киношные пары:

Сергей БондарчукИрина Скобцева, Николай РыбниковАлла Ларионова, Вячеслав Тихо­новНонна Мордюкова. Все чувствовали некоторое напряжение, лишь простодушный и неуемный Рыбников, подвыпив, веселился от души. Сначала он перебил начавшего выступать Хрущева, а когда перепуганные артисты попро­сили Рыбникова замолчать, тот куда-то исчез. Через некоторое время он вернулся к столу, во­лоча за собой огромный мешок...

— Что это? — обмерев, спросила у мужа Алла Ларионова.

— Раки! На кухне стащил, — торжественным шепотом ответил Рыбников. — Там у них много...

В этот момент к актерскому столу подошел человек в черном костюме и сказал вежливо, но жестко:

— Вы, наверно, хотите домой!

— Хотим! — ответил, обидевшись, Рыбни­ков. — Все! Надоело! Поехали отсюда!

Их отвели к машине и отправили домой...

Утром протрезвевший Рыбников схватился за голову. Что теперь будет? Арест, тюрьма, увольнение с «Мосфильма»!..

Однако обошлось: днем ему позвонила ми­нистр культуры Фурцева и успокоила:

— Николай Николаевич, не волнуйтесь. Все в порядке, живите дальше...

РАДИОШУТКИ

Еще в студенческие годы Николай Рыбников прославился как мастер всякого рода розыгры­шей. Особенно любил он трюк с радио, который заключался в следующем: Рыбников прятался в стенном шкафу и голосом диктора (микрофон от динамика находился у Рыбникова) сообщал любую информацию, пугая или интригуя слу­шателей.

Однажды шутка зашла очень далеко, так что могла закончиться плохо. Пробравшись в ра­диорубку студенческого общежития, Рыбников голосом Левитана сообщил, что решением пра­вительства с первого числа следующего месяца розничные цены на водку и табак понижаются в семь раз, а соль и спички будут выдаваться бесплатно всякому желающему.

В те годы действительно каждую весну объ­являлось о снижении цен на основные продукты, но, конечно же, не в семь раз. Все, кто слышал это «правительственное сообщение», поверили и ответили криками: «Ура» и «Да здравствует Сталин!» Новость разлетелась по всей округе, и все с нетерпением ожидали первого числа.

Этим делом занялись соответствующие орга­ны, шутники были мгновенно найдены и арес­тованы. По суровым законам тех времен им грозило как минимум по 25 лет лагерей. Но сле­дователь, к счастью, оказался человеком умным и не дал ход делу. Рыбникова все-таки решили исключить из ВГИКа, и его спасло только то, что руководство института взяло его на поруки.

(Режиссер Петр Тодоровский, основываясь на этой истории, создал в 1995 году картину под названием «Какая чудная игра» о сталинских временах. В фильме Тодоровского всех участни­ков розыгрыша расстреляли.)

ВОСТОЧНАЯ МУДРОСТЬ

Николай Рыбников приехал на гастроли в закавказский город, расположенный неподале­ку от Минеральных Вод. Как раз в это время там выступал один малоизвестный артист раз­говорного жанра, о котором афиши сообщали, что он «народный артист СССР, лауреат меж­дународных конкурсов», обладатель званий и наград, большую часть из которых артист этот не имел.

Рыбников первым делом явился в отдел культуры и, представившись, спросил — что же будет написано про него, если почти все регалии отданы его конкуренту. Заведующий смутился, засуетился, но в конце концов успокоил народного артиста Николая Рыбникова, сказав, что афиша будет самая что ни на есть зазывная и яр­кая. И точно. Утром, выйдя из гостиницы, Рыб­ников увидел афишу своего выступления: «Все­мирный Народный артист товарищ Рыбников...»

ЗАПРЕТНЫЙ ПЛОД

    Забавный случай, произошедший с Рыбни­ковым, вспоминает актриса Римма Маркова:

«Однажды мы с Колей были в Германии. Рядом с гостиницей — кинотеатр, в котором показы­вают фильмы «про любовь», запрещенные в СССР. И мы с Колей Рыбниковым, кумиром всех советских девчат, купили билеты и пошли. Любопытно ужасно. Ну, сейчас посмотрим, на­сладимся запретным плодом! Наши места были в середине ряда. Начался фильм, и уже через пять минут мы стали маяться и поглядывать, как бы выйти. На экране полная чушь: какие-то кишки, тыква, в которой сидит человек, овощи, внутренности... Ничего не понятно. Мы ждали-то голые задницы, порнуху, а тут просто — ниче­го. Народ вокруг сидит серьезный. Все смотрят. Мы приуныли, но молчим. И тут, когда показы­вали особенную белиберду, ко мне поворачива­ется Рыбников и серьезно, грустно так говорит:

«Давно я не был у сестрЕ, надо бы к сестрЫ съездить».

Со мной началась истерика. Я тряслась от смеха, у меня слезы лились ручьем... Не могла ос­тановиться. Зрители стали волноваться, шипеть. Закончилось тем, что привели полицейских и нас вывели из зала. После долгих объяснений отпу­стили. Но в оставшиеся дни представляли себе небо в клетку. Очень боялись, что напишут в По­литбюро о том, что Маркова и Рыбников сорва­ли просмотр фильма в заграничном кинотеатре».

ВСТРЕЧА ЗА РУБЕЖОМ

Рассказывает тишайший и интеллигентнеиший человек Петр Иванович Соболевский: «Вы знаете, совершенно случайно пришлось мне од­нажды поехать за границу. Друзья моих друзей пригласили на съезд коллекционеров орденов и медалей. Все для меня там было в диковинку: сам город, быт жителей, архитектура, цветы, фонтаны... Все свободное время я гулял по го­роду. Однажды идем мы с друзьями по цент­ральной улице, и вдруг слышу русскую разу­далую песню. Друзья мои, иностранцы, не реа­гируют, а я по сторонам поглядываю и вижу: артиста Рыбникова, очень веселого, двое каких-то местных забулдыг под руки ведут, а он поет! Ну скажите, стоило ли мне, пожилому человеку, никогда не бывавшему за границей, ехать в Брюссель, чтобы встретить там развеселого Рыбникова? Думаю, что стоило, потому что ме­ня, честно говоря, уже начинали сильно раздра­жать эти их европейская чопорность и ханже­ство. Тут я, признаться, сильно ободрился духом и развеселился».

«А ТЕБЕ — ШИШ!»

Николай Рыбников однажды жестоко под­шутил над своим товарищем артистом Степаном Каюковым, правда; при этом излечил его от тщеславия. Только что прошли заседания комиссии по награждению деятелей культуры орденами и медалями, но результаты еще не были объявле­ны. И вот Рыбников с друзьями придумали розы­грыш. Позвонили Каюкову и попросили немед­ленно приехать, потому что его ждет сообщение исключительной важности. На все вопросы от­вечали уклончиво — приезжай, сам услышишь.

Тот приехал, и его встретили поздравлениями в связи с тем, что он получил орден Трудового Красного Знамени. Разумеется, Каюков не пове­рил, увидев хмельные лица друзей. «Да за тебя ведь и пьем! За твой успех. Вот сейчас в вечерних новостях снова будут повторять сообщение...»

Стрелка приближалась к шести, Рыбников подошел к приемнику и нажал клавишу. И дей­ствительно, ровно в шесть Левитан стал зачиты­вать списки награжденных: «...а также награ­дить товарища Каюкова Степана Яковлевича орденом Трудового Красного Знамени за боль­шие заслуги».

Каюков поверил, с удовольствием выставил честной компании ящик самого лучшего конья­ка и присоединился к веселью. И вот в самый разгар пиршества, после множества поздравле­ний и тостов, Николай Рыбников снова включа­ет радио, чтобы послушать новости в двенад­цать ночи. И снова раздается голос Левитана (на самом деле записанный на магнитофон го­лос Рыбникова): «... наградить таких-то и таких-то орденами и медалями, а товарищу Каюкову Степану Яковлевичу — шиш собачий!»

Говорят, у «награжденного» едва не случился нервный припадок, но, к счастью, коньяка было еще достаточно для того, чтобы снять стресс.

 

 

МАТЧ ПО ТЕЛЕФОНУ

Рыбников очень любил играть в шахматы, был страстным и темпераментным игроком, бурно радовался победам и болезненно пережи­вал поражения. Когда в гости к нему заходили Борис Спасский или Ефим Геллер, он обяза­тельно предлагал им сыграть партию-другую. И, конечно же, проигрывал.

Однажды, когда Борис Спасский находился на сборах, а к Рыбникову заглянул Ефим Гел­лер, Рыбников предложил сыграть со Спасским по телефону. Якобы играет он сам, а на деле хо­ды будет диктовать Геллер. Дозвонились до Спасского, и игра началась. Рыбников делал ход, подсказанный Геллером, Спасский делал свой. Минут через десять Спасский задумался, а потом сказал:

— Коля, ну-ка отдай трубку Ефиму!..

 

Литература: "Жизнь замечательных людей. Актеры кино."

 

 

Ссылки по теме:

Фильмография. Биография

[Советский Экран] [Актерские байки] [Как они умерли] [Автограф] [Актерские трагедии] [Актеры и криминал] [Творческие портреты] [Фильмы] [Юмор] [Лауреаты премии "Ника"] [Листая старые страницы]