Легенды советского спорта

 
 
Бокс



 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я

     
Игорь МиклашевскийМИКЛАШЕВСКИЙ, Игорь Львович

МИКЛАШЕВСКИЙ Игорь Львович (30.v.1918 -25.1Х.1990), Ленинград. Родился в семье известной драматической актрисы Августы Леонидовны Миклашевской. Чемпион Ленинграда в средн. в. 1938, 1939. Учился в Москве в ГЦОЛИФКе.

Летом 1943 года на всех фронтах Второй мировой шли ожесточенные бои. И хотя гитлеровская военная машина уже серьезно пострадала от тяжелых ударов под Москвой, Сталинградом, в Северной Африке, линия фронта все еще проходила далеко от границ рейха. Но дух нации, которую фюрер настраивал на блицкриг на Востоке, в немалой степени уже был подорван. Чтобы поддержать его на должном уровне, геббельсовская пропагандистская машина работала на полных оборотах. Немцам внушали, что обстановка в стране стабильная: работали рестораны, кафе, театры; один за другим проводились спортивные соревнования - особенно часто схватки боксеров (этот вид спорта всегда пользовался повышенным вниманием со стороны фашистских бонз).

Здесь Германии, кстати, было чем гордиться. Чемпионом мира в тяжелом весе перед войной стал Макс Шмеллинг, одержавший верх, казалось бы, над непобедимым черным нокаутером — американцем Джо Луисом. Шмеллинг считался гордостью нации, был любимцем Гитлера.

В июне 1943 года Шмеллинг «вне конкурса» принял участие в организованном Германией на территории Франции, в Булони, соревновании, помпезно названном «чемпионатом Европы». Наряду с немецкими боксерами (красный угол) участвовали и представители других стран: французы, итальянцы, бельгийцы (синий угол). Из геополитических соображений хозяева соревнования хотели видеть среди участников и представителей славянских наций. Множественного числа не получилось, но один русский спортсмен в чемпионате участвовал и даже занял первое место в своей весовой категории. Это был Игорь Миклашевский. Причем боксировал он так, что привлек внимание маститого чемпиона. Шмеллинг познакомился с Игорем и в знак особого расположения подарил свое фото с теплой дарственной надписью.

Конечно, чемпиону мира и в голову не могло прийти, для чего оказался в Германии этот русский. К слову сказать, несмотря на расположение Гитлера и других фашистских бонз, Макс Шмеллинг не был нацистом, ему претили насаждаемые ими порядки. Уже после войны стало известно, что во время погромов он прятал еврейских детей. Но это отдельная история. Игорю Миклашевскому суждено было стать главным действующим лицом одной из самых тайных, глубоко засекреченных операций советских спецслужб в годы Великой Отечественной войны.

Зимой 1941/42 года зенитная батарея, в которой служил сержант Миклашевский, в числе других подразделений обороняла от налетов вражеской авиации «Дорогу жизни» через Ладожское озеро. Однажды рядом с этой огневой точкой разорвался снаряд. Многие бойцы были ранены или убиты, Игорь же не получил даже царапины: само провидение будто берегло его для выполнения особой миссии.

Игорь родился и вырос в известной театральной семье. Его отец, Лев Лощилин, был хореографом Большого театра. Мать, актриса Камерного театра Августа Миклашевская, слыла одной из первых московских красавиц. Именно ей Сергей Есенин посвятил в 1923 году цикл стихов «Любовь хулигана»: «Что так имя твое звенит, словно августовская прохлада?»; «Поступь нежная, легкий стан»; «Я б навеки пошел за тобой хоть в свои, хоть в чужие дали... В первый раз я запел про любовь, в первый раз отрекаюсь скандалить». В этот период поэт часто бывал в доме актрисы, играл с ее пятилетним сыном.

Игорь учился в престижной московской школе вместе с детьми столичных знаменитостей. В этой школе углубленно изучался немецкий язык, что в дальнейшем сыграло заметную роль в его судьбе. Многие его одноклассники мечтали об артистической карьере, да и родители думали, что сын изберет стезю, связанную с искусством. Но юноша страстно увлекся боксом, и его успехи на ринге были впечатляющи. Игорь быстро стал мастером спорта, а в апреле 1941 года занял первое место в среднем весе на чемпионате Ленинграда. Это автоматически открыло ему дорогу к участию в первенстве СССР. В спортивной прессе отмечали его наступательную манеру ведения боя, тактическую грамотность, не по годам зрелую технику, выдержку, хладнокровие.

Но война спутала все карты. Вместо ринга и света прожекторов, аплодисментов поклонников и призов — тяжелая лямка фронтового артиллериста. И тут его судьба сделала очередной кульбит.

Как-то под вечер Игоря вызвали в штабную землянку и оставили наедине с интеллигентным на вид генералом, специально прилетевшим из Москвы через линию фронта. Знакомясь, тот кратко представился: «Ильин». Только через несколько лет Миклашевский узнал, что новый знакомый в звании комиссара госбезопасности был начальником третьего отдела Секретно-политического управления НКВД, ответственным за связь с представителями интеллигенции. Беседа продолжалась несколько часов. Той же ночью они вместе вылетели в Москву.

Теперь из частично рассекреченных материалов спецслужб, из мемуаров ряда их высокопоставленных сотрудников, из воспоминаний некоторых непосредственных участников событий тех лет стало известно о многих спецоперациях на территории Германии, успешно проведенных или доведенных до стадии готовности . Среди них была, в частности, и акция по устранению Гитлера. План, в котором предполагалось задействовать в качестве основной фигуры Миклашевского, отличался неординарностью. Игорю надлежало попасть в Берлин легальным путем, стать завсегдатаем светских приемов и раутов, сойтись с близкими к фюреру людьми. Все эти шаги были подготовкой почвы для покушения. При этом предполагалось — и исполнитель не мог этого не понимать, — что удачного завершения операции, скорее всего, можно достигнуть только за счет собственной жизни. Как бы сказали теперь, он должен был стать камикадзе.

На кандидатуре 24-летнего Игоря Миклашевского организаторы операции остановились после того, как тщательно изучили его личные качества: в нем угадывалась сильная, целеустремленная натура. Были приняты во внимание и его родственные связи. Дело в том, что дядя боксера, Всеволод Блюменталь-Тамарин, в 1941 году перешел к немцам и стал заметной фигурой в кругах русских эмигрантов — активным членом «Русского комитета». Он успешно вписался в берлинский бомонд, был завсегдатаем на государственных и светских приемах и фуршетах. Поддерживал контакты со старой знакомой по Москве — актрисой Ольгой Чеховой. К тому же, будучи артистом, он умел пародировать самого Сталина!!!!!

Игорь был прилежным учеником разведшколы. На секретной базе под Москвой он проходил курс необходимой подготовки — совершенствовал умение метко стрелять, обращаться со взрывными устройствами, уходить от слежки. И все это сопровождалось интенсивными тренировками в спортивном зале — ведь предстоящие успехи на ринге в Германии должны были открыть ему дорогу в берлинское высшее общество.

Об особой миссии Миклашевского знали всего несколько человек, включая Сталина. Даже знаменитый генерал госбезопасности Павел Судоплатов, руководивший зарубежными операциями по линии НКВД, знал только то, во что посчитал нужным его посвятить непосредственный шеф Лаврентий Берия, лично курировавший эту «деликатную» операцию. Берия же, а потом Абакумов, никому не передоверяя , поддерживали сверхконспиративный канал связи с «государственной актрисой» третьего рейха (титул, присвоенный ей поличному указанию Гитлера) Ольгой Чеховой.

Зимой 1942 года в прифронтовой зоне Миклашевский «сдался» немцам, предъявив листовку-пропуск (их щедро разбрасывали вражеские самолеты). На первом же допросе заявил, что он из семьи, которая при царском режиме занимала видное положение в обществе, и родители воспитали в нем неприятие советских порядков.

Разумеется, не все проходило гладко. Немецкие контрразведчики долго проверяли Миклашевского, один раз даже имитировали расстрел. А потом отправили в концлагерь. Дядя применил все свои связи, чтобы освободить любимого племянника. Вскоре Миклашевский, благодаря дяде, оказался в Берлин. Положение его постепенно стабилизировалось—особенно после того, как он вступил добровольцем в «ост-легион», куда набирали коллаборационистов славянского происхождения. Все свободное время Миклашевский уделял боксу.

На одном из приемов, куда он попал с подачи Блюменталь-Тамарина, Миклашевский подошел к Ольге Чеховой, скромно напомнил о своей матери, с которой актриса была хорошо знакома, а потом шепотом произнес фразу-пароль.

Вскоре произошел контакт и с крупнейшим польским магнатом — князем Янушем Радзивиллом. В 1939 году, когда советские войска вошли на территорию Западной Украины и Западной Белоруссии, Радзивилла завербовал лично Берия. Разумеется, он не был агентом в общепринятом смысле этого слова, но определенного образа информацию Москва получала от него исправно. Используя свои связи (известно было о его тесной дружбе с Германом Герингом), князь должен был помочь Миклашевскому проникнуть в ближайшее окружение руководителей рейха. Примерно такая же роль отводилась и Ольге Чеховой. Но ни она, ни Радзивилл не знали о задании Миклашевского.

Бывая в доме актрисы, боксер еще больше расширил свои связи в германском спортивном мире. Как раз в это время у Ольги был роман с чемпионом по легкой атлетике Альбертом Зумзером, который заведовал кафедрой в Академии физкультуры в Берлине, а ее дочь Ада была замужем за известным немецким боксером Конни Раксом. Но главное — к Чеховой благоволил Гитлер (достаточно взглянуть на известную фотографию, где она сидит по правую руку от фюрера). В своих воспоминаниях «Мои часы идут иначе», изданных в Мюнхене в 1971 году, актриса рассказывает, как Гитлер подарил ей свое фото с выразительной надписью: «Фрау Ольге Чеховой — откровенно восхищенный и удивленный». Ее брат, композитор Владимир Чехов, описывает в своей книге «Пора галлюцинаций» такой эпизод. Война уже близилась к концу, гестаповцы, видимо, что-то разнюхали, и над актрисой нависла угроза ареста. Каким-то образом ей стала известна дата этой акции и то, что ее осуществит лично эсэсовский главарь Генрих Гиммлер. Но когда утром рейхсфюрер СС в сопровождении своей охраны появился в доме Чеховой, их взору предстала ошеломляющая картина: актриса пила утренний кофе с Гитлером. Опять-таки со слов Ольги, однажды фюрер сказал ей: «Фрау Чехова, я беру над вами шефство, а то Гиммлер упрячет вас в свои подвалы. Представляю, какое у него досье на вас!» Даже сейчас, через шесть десятилетий после окончания войны, очень мало достоверных сведений, насколько Ольга Чехова была связана с советской разведкой. Однако факт остается фактом: когда советские войска заняли Берлин, на самом высоком уровне наше военное командование получило указание выставить охрану вокруг дома актрисы и обеспечить ее всем необходимым для нормальной жизни. В полуразрушенном городе это значило много. Наконец, известно, что ее специальным рейсом доставляли самолетом в Москву. Здесь с ней беседовали высшие руководители госбезопасности, после чего она таким же способом через два дня возвратилась в Берлин.

Весной 1944-го Миклашевский передал в Центр, что имеет возможность заложить бомбу в театре под ложей, где нередко бывал Гитлер. Таким образом, операция приближалась к финалу. Из Югославии прибыла группа опытных боевиков, готовых, как и Миклашевский, если понадобится, ради уничтожения нацистского главаря пойти на самопожертвование. Было приготовлено взрывное устройство особой конструкции, детально разработан план, как пронести его в театр. Оставалось последнее — получить окончательное добро из Центра. И вдруг — неожиданная команда: «Операцию отменить!»

Как рассказывал генерал Судоплатов, Сталин вызвал его и наркома госбезопасности Всеволода Меркулова и неожиданно для обоих в отношении покушения на Гитлера объявил: «Этого мы делать не будем».

Интересоваться причинами отмены операции в кабинете Сталина было непозволительно. Спустя время Верховный сам объяснил, что к чему. Пока Гитлер жив, не будет никакого сепаратного мира между Германией и западными державами. Но если после насильственной смерти фюрера к власти пришел бы Геринг или кто-то другой из верхушки рейха, то за спиной Советского Союза такой сговор мог бы состояться.

Миклашевский послал в Центр другое предложение — ликвидировать Геринга. Но и на это Москва согласие не дала: в советском руководстве полагали, что на тот момент Геринг в значительной степени утратил свое влияние и уже не являлся «вторым человеком» в рейхе. Кроме того, в Москве полагали, что устранение Геринга могло поставить под удар Ольгу Чехову и Радзивилла.

Миклашевский получил приказ — это ликвидировать своего дядю - Всеволода Блюменталь-Тамарина. Задание было выполнено, но в результате роковой случайности гестапо вышло на след разведчика.

Миклашевский спешно отправился во Францию, где у него была надежная явка. Однако по пути в Бельгию гестаповцы обнаружили его в поезде. Разведчику не оставалось ничего другого, как выпрыгнуть на ходу из вагона. Вслед прогремели выстрелы. Рванув стоп-кран, преследователи остановили поезд и бросились в погоню. Вновь прогремели выстрелы, беглец упал. Страшная рана на шее, как и полная неподвижность, не оставляли сомнений в его смерти. У гестаповцев не было ни времени, ни желания возиться с трупом, поэтому они поручили бельгийским крестьянам, работавшим неподалеку, захоронить мертвеца.

Перед тем как опустить тело в могилу, кто-то на всякий случай поднес к губам Миклашевского зеркальце. Оно запотело — беглец дышал. Подключились местные подпольщики. Раненый нуждался в срочном медицинском вмешательстве. Возник рискованный замысел. Накануне был подстрелен немецкий офицер, чьи документы и форма сохранились. Тяжелораненого Миклашевского переодели в немецкую форму, вложили в нагрудный карман чужие документы, a затем оставили возле дороги. Так «немецкий офицер» оказался в военном госпитале.

Хирурги успешно сделали свое дело, раненый пошел на поправку. И тут ему сообщили, что к нему едет жена. В последний момент он сумел бежать от предстоящего свидания в мусоровозной машине.

После серии головокружительных приключений, которые могли составить сюжет самого крутого шпионского сериала, Миклашевский оказался у французских партизан. Принимал активное участие в их диверсионных акциях, а после окончания войны еще на два года остался во Франции, выполняя различные задания Центра. Лишь в 1947 году он вернулся на родину и первым делом попытался разыскать своего «крестного отца» генерала Ильина. Он не знал, что его «куратор», арестованный по ложному обвинению, содержится в одиночной камере на Лубянке.

Можно только поразиться, насколько благосклонна к Миклашевскому была все эти годы судьба. Ведь по возвращении в Советский Союз его могла постичь участь многих наших разведчиков, оказавшихся по совершенно диким, высосанным из пальца обвинениям в тюрьмах и лагерях. Игоря Львовича Миклашевского не тронули—более того, наградили орденом Красного Знамени. А затем как бы забыли о существовании героя-разведчика. В те смутные времена это был не худший вариант.

Его послевоенная жизнь была связана со спортом. Выступать на ринге после полученного ранения он уже не мог, но работал тренером, в качестве судьи всесоюзной категории был арбитром многих ответственных соревнований.

Video о боксе

1. Бокс. Начала мастерства {КупитьDVD}
2. История бокса {КупитьDVD}
3. Профессиональный бокс {КупитьDVD}
4. Мастера ринга: Знаменитые и забытые {КупитьDVD}
5. Первая перчатка {КупитьDVD}


 

[Главная] [Легенды советского спорта] [Абсолютные чемпионы] [Лучший боксер года] [Чемпионы Олимпийских игр] [Чемпионы мира] [Чемпионы Европы] [Кубок Вала Баркера] [История бокса] [Спортивные DVD ]


Referer: videos tags best